Крестильные наборы
Обряд

Всякий обряд может быть представлен как определенный текст, т. е. как некая последовательность символов, выраженная при помощи обрядового синтаксиса.

Введение понятия обрядового синтаксиса предусматривает и понятие обрядовой морфологии, т. е. отдельных форм (и значений) обрядовых символов.

Обрядовый синтаксис и обрядовая мифология предопределяют необходимость разграничения в обрядовом "языке" также и обрядовой синтагматики и обрядовой парадигматики. Парадигматика и синтагматика относятся обе к плану выражения обряда, а план содержания охватывает сторону обрядовой морфологии и обрядового синтаксиса. К сфере парадигматики относится регистрация отдельных символов, установление системы их описание их формальной стороны и соотношения между ними в том же формальном плане, т.е. в плане выражения. Что же касается плана содержания, то он в обряде, вернее, в отдельных его звеньях, не всегда бывает достаточно четко и ясно выражен. Это можно сказать и о том или ином символе в отдельности и о ряде символов, взятых в целом. К тому же, к сфере семантики, к сфере значения близко примыкает сфера функциональная, сфера функциональной напрвленности, которая не так легко отграничивается от значения или смысла в широком понимании этого слова, так же как и момент результативной напрвленности. . . .

Обрядовый символ может выражаться в трех основных обликах: реальном (предметном), акциональном (действенном), вербальном (речевом). В лингвистическом представлении эти "облики", или коды, или "языки", определялись бы как звуковой (вербальный), кинетический (акциональный) и "пиктографический" (последний соотносится не совсем точно, т. к. в пиктографическом письме дело идет об изображении предметов, а не о самих предметах, равно как и в кинетических знаках чаще всего изображается действие, а не производится как таковое). Однако эти коды или "языки" в повседневном узусе, в общении, не употреблялись и не употребляются одновременно (за редкими и очень фрагментарными исключениями), они перекодируются один на другой, "переводятся", ибо практически в коммуникации людьми используется только один код, а не все сразу.

Особенностью обрядового "языка", в отличие от языка обычного, является именно эта одновременная разнокодовость, вызванная общей тенденцией к максимальной синонимичности, к повторению одного и того же смысла, одного и того же содержания разными возможными способами. В развитии разных обрядов, или форм одного и того же обряда основную движущую силу можно видеть как раз в стремлении к увеличению числа разных форм, синонимических форм одного и того же смысла, к своеобразному нанизыванию отдельных форм Все это свидетельствует о довольно сложной морфологии и своеобразном синтаксисе обряда, о трехъярусной (трехслойной) парадигматике и многоплановой (параллельной) синтагматике обрядовых символов. . . .

Парадигму обрядового символа можно представить и в виде "словарных инвентариев для грамматических целей" (по терминологии И.А.Бодуэна де Куртене), с указанием их облика, значения, функционирования, наиболее частой сочетаемости, обязательности или факультативности в том или ином обряде и т. д. Этим самым словарь может содержать и отдельные элементы обрядового "синтаксиса". Под обрядовым "синтаксисом" мы понимаем моменты, связанные с композицией обряда. Это в применении к сказке раньше также называлось "морфологией"." [Н.И.Толстой, XV, (1982), 57-58, 69-70; 15.5.]

Алфавитный указатель